Банковское дело

Банковское дело

о банках, о кредитах, о процентах, о деньгах и финансах

Банковское дело

МОНЕТЫ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ. Обычаи и обряды с использованием монет

Рубрика: Нумизматика и бонистика

Итак, в повседневной жизни есть огромное множество способов применения монет: их можно использовать самым обыденным способом (что-либо купить), а можно спрятать, сделать украшение, а можно и использовать в ритуальных целях.

И еще несколько обычаев, тесно связанных с использованием монет.

Польский писатель Мейерберг описывает интересный обычай, который «требовал», чтобы все подносили какой-нибудь подарок родильнице. В качестве примера он рассказывает о подарках, поднесенных в Смоленске жене Петра Долгорукого, которая недавно разрешилась от бремени. Князь Одоевский «с приличною щедростью подарил ей один золотой, а товарищ его 30 серебряных копеек, которые не составляют по весу и полуталера на наши деньги»,

Традиционно на Руси большую роль играли монеты в свадебных обрядах. Над этим вопросом работал академик Н. П. Лихачев, который написал интересную статью, рассказывающую о пенязях великокняжеских и царских свадеб. В «Чине свадьбы царя Михаила Федоровича» 5 февраля 1625 г. можно прочитать о любопытном обычае: «…да на короваях же нашиты были сверху по три-десять пенязей серебряных, золочены: с одной стороны золоченой и чеканной, а с другой стороны белой и гладкой… а положено было в мису на три угла хмелю, да тридевять соболей, да тридевять платков золотных, участковых, длина пять вершков, а ширина поларшина, да тридевять белок, да 18 пенязей золоченых, да 9 золотых угорских». Вот как выглядело обручение Лжедмитрия I с Мариной Мнишек 20 ноября 1605 г., если верить описаниям Ганса Георга Паерле: «Перед началом обряда московский посол подарил невесте 6 связок соболей, несколько связок мехов чернолисьих, рысьих и выдровых, 15 золотых монет». А 8 мая 1606 г. состоялись одновременно две церемонии: свадьбы Лжедмитрия и Марины и коронации. До наших дней дошли дневники, написанные якобы самой Мариной. Весьма подробно, в деталях она описывает обряд, но при этом основное внимание уделяет нарядам, драгоценностям как истинная женщина. Но один русский обычай явно потряс Марину, его подробное описание можно найти в ее дневнике: «При выходе из церкви бросали народу деньги; русские дрались за них палками… Подходя к полякам, Дмитрий заметил толпу знатных панов и приказал бросить между ними несколько португальских червонцев, к коим, однако, никто из них не притронулся; даже когда два червонца упали одному пану на шляпу, он сбросил их. Русские же кидались за деньгами и производили тесноту; царь, видя сие, не велел более бросать монеты».

Более подробным этот обряд выглядит в описании Исаака Массы, голландского купца, присутствовавшего на свадьбе Марины и Лжедмитрия: «Дьяк Богдан Сутулов, Афанасий Власьев и Шуйский по многу раз полными горстьми бросали золото по пути, по коему шествовал царь, державший за руку свою супругу… Золото было самое лучшее, от монет величиною в талер и до самых маленьких в пфенниг».

Обычай выкупа невесты, широко распространенный и в наши дни, был очень популярен в некоторых местностях в дореволюционное время. Согласно этому свадебному обряду (так проводили этот обряд в стародавние времена) дружка жениха «вынимает из кармана несколько мелких денег, кладет на деревянную тарелку и ставит на ней чарку водки», тем самым он как бы платит выкуп родственникам невесты. С. М. Соловьев объясняет этот обычай как отголосок древнейшей традиции покупки невесты и более поздней платы за вывод и выводной куницей.

И еще один древний обряд — обряд разувания. По одной из древнейших традиций жена перед первой брачной ночью снимала с мужа сапоги. Это символизировало ее покорность. В одном из сапог прятали монету. Если жена снимала первым как раз сапог с монетой, то семейная ее жизнь обещала быть особенно счастливой: любовь мужа и большое потомство сулила ей подобная находка.

Подносили монеты не только во время проведения различных обрядов, украшая иконы монетами, также словно бы подносили их в дар… изображенным на иконах святым. Этот обычай пришел из глубокой древности. На Руси подобные привески к иконам стали называться цатами. Слово цата как раз и значит «украшение», «монета». Существует множество примеров такого использования монет и даже легенд и преданий, связанных с иконами, монетами и чудесами (во время пожара в церкви икона Богоматери не сгорает, лишь монетки, поднесенные ей в дар, вплавляются в изображение и т. п.).

В языческие времена подносили монеты другим божествам. В частности, общеизвестно, что очень многие клады лежат под камнями. К примеру, найденный в 1868 г. в Муроме значительный клад, состоящий из куфических монет в основном X в., был спрятан под большим известняковым камнем. Многочисленна информация о находках монет под камнями в Виленской, Псковской, Херсонской, Новгородской губерниях, на берегу Днепра и т. д. Конечно, вполне вероятно, что камень был всего лишь приметной деталью, по которой можно бы было найти клад в дальнейшем. Но этнографы утверждают: дело совсем в другом! Просто язычники поклонялись камням в этих губерниях, принося им в жертву холст, лен, шерсть и деньги.

Восточные славяне поклонялись также озерам и источникам. Поэтому первоначально им, видимо, приносили жертвы, а позднее бросали в них монеты, отдавали на хранение клады (они в большом количестве найдены в реках Днепр, Свислочь, Полисть, Волга, в озерах, ручьях). Именно об этом свидетельствуют русские и украинские предания, летописи и древнерусские сочинения XI-XII вв.

Иногда древние славяне почитали и приносили жертвы, видимо, также деревьям, поскольку очень часты находки монет под деревьями или остатками деревьев. Жертвы камням и озерам принято приносить и у древних саами (лопарей, т. е. лапландцев).

Весьма часто в литературе можно встретить упоминания об использовании монет как дара, «поминка», а иногда (довольно часто!) как подарка-взятки.

Вот, например, княгиня Ольга в Царьграде неоднократно получает дары монетами, как свидетельствуют летописи, которые к тому же лежат на «золотом блюдце», а «золота козна», упоминаемая в былинном эпосе, которая дает возможность князю Владимиру делать щедрые дары богатырям, по большей части состоит из монет и слитков. В 70-х гг. XV в. Иван III был неоднократно одарен новгородцами, получив от них огромное количество «поминков». Интересно, что дар был столь велик, что в нем было не менее 250 корабельников (так на Руси называли английские золотые нобли и их подражания). Но псковичи превзошли своих соседей. Примерно в то же время они подарили государю 800 корабельников.

Обращаются псковичи с дарами, однако, и к полякам. В 1480 г. они жалуются польскому королю Казимиру IV Ягеллончику на нападение ливонских рыцарей. За помощь (которой они ожидали) посылают «поминки» от Пскова: «Королю пять рублев. Посадник Василий от себя дал королю рубль, Юрьи от себе дал полтину королю. Королевичам дали Василий и Юрьи по полтине, а всего того 16 полтин. Королеве от Пскова рубль, а посадник дал полтину, а Юрьи золотой угорский».

В середине XVI в. великому московскому князю из Новгорода вновь присылают «поминки», на сей раз значительное количество золотых монет. Интересно, что подобный обмен подарками («поминками») был разновидностью средневековой торговли, товарообмена.

Капитан Маржерет таким образом увидел подготовку к празднованию Пасхи на Руси: золотые монеты «поднимаются в цене за несколько дней до Пасхи, так как в это время и неделю после Пасхи они (русские) по обычаю навещают друг друга с красными яйцами и целуются, как мы упомянули выше, но, отправляясь навещать знатных и тех, в ком нуждаются, подносят вместе с яйцом какую-нибудь драгоценную вещь — жемчуг или несколько дукатов».

Иоганн Филипп Кильбургер, побывавший в Москве уже в XVIII в. (т. е. лет через 70 после предыдущего автора), тоже отмечает повышение цены дукатов перед Пасхой, «потому что тогда всякий, кто имеет какое-нибудь дело при дворе и в приказах, приносит знатным и самым главным в упомянутых приказах дукаты или в коробочке, или в бумажке вместе с пасхальным яйцом и пасхальным приветствием…». Понятно, что на Руси в XVII —XVIII вв. использовали любой праздник, в том числе и Пасху, как прекрасную возможность дать взятку (под видом подарка к празднику). На Руси давали взятки, конечно, не только по праздникам, но в других случаях не было возможности «подмазать дело» столь безбоязненно и откровенно.

На Руси, как и в других странах, часто чеканились специальные монеты, которые были нужны именно для коронационных торжеств. Об этом свидетельствуют и письменные источники, и сами подобные монеты, найденные нумизматами.

Присутствовавший на пышных коронационных торжествах (в феврале 1498 г.) внука Ивана III Дмитрия Ивановича Зигмунд Герберштейн описывал их таким образом: после коронации «великий князь дед удаляется в свое жилище, а Дмитрий в княжеской шапке и бармах отправляется из храма Пресвятой Девы, в сопровождении большой толпы бояр и их детей, в церковь Михаила Архангела, где в преддверии на помосте Георгий, сын великого князя Иоанна, трижды осыпает его золотыми деньгами (под деньгой разумей род монеты)».

Уже упоминавшийся ранее Маржерет пишет о венчании на царство Лжедмитрия I в июне 1605 г. так: при переходе из храма Богоматери в Архангельский собор «по пути бросали мелкие золотые монеты, стоимостью в пол-экю, в экю и некоторые в два экю, отчеканенные для этого случая…».

Ганс Георг Паерле обратил внимание на другие моменты той же самой коронации: «Когда великий князь переступил через порог, Мстиславский бросил народу из золотого сосуда, подле него стоявшего, несколько золотых монет, ценою в 1, 5, 10 и даже 20 червонцев, бросали их польским послам и их свите».

Обычай осыпать всех присутствующих при коронации особыми монетами подтверждает и Яков Рейтенфельс, живший в Москве в начале 1670-х гг.: при обряде венчания на царство бросают в толпу «множество золотых и серебряных монет, выбитых в память сего торжества». Некоторые из таких монет поступают в обращение, например, коронационные рубли 1883 и 1896 гг.

На Руси традиционно принят обычай награждения монетами, в самую первую очередь за воинские подвиги. В стародавние времена подобная награда была скорее всего лишь денежным вознаграждением, денежным подарком за геройский поступок, выполненный долг, а позднее была разработана особая система наград. Наиболее полную информацию о таких награждениях XVI — XVII вв. подобрал нумизмат И. Г. Спасский. Вот как выглядит этот обычай в глазах иностранца, шведского историка Петра Петрея (в России он последний раз был в 1611 г.), который опубликовал свою книгу об этом в 1620 г.: «…когда одержат победу, отразят, прогонят или истребят неприятеля, великий князь посылает каждому из них, особливо офицерам, золотые деньги, имеющие овальную форму и вылитые из хорошего золота, а нижним чинам серебряные и вызолоченные, в знак и в память того, что они храбро и богатырски держали себя с неприятелем, а когда придут домой, им выдается причитающееся жалованье».

Награждали на Руси даже иностранцев. К примеру, царь Михаил Федорович наградил англичанина Артура Астона, отличившегося при обороне Холмогор в 1613 г., послав ему «цепь золотую со своим изображением, соболей, 25 золотых денег».

Адам Олеарий, который побывал в нашей стране в 1630-х гг., видимо, также был заинтересован этим обычаем, поскольку отмечал в своих записках чеканку золотых для награждения за воинские подвиги.

Юрий Крижанич, еще один автор XVII в. пишет определеннее: «Здесь и в других странах воинам, сослужившим какую-нибудь службу, даются в подарок шубы, ткани, золото, серебро: золотая цепь, серебряный кубок, золотые копейки и другие жалованные деньги, чеканенные специально для этой цели».





Метка: